Городской лес оздоравливают варварским способом

Санитарные рубки в лесах сопровождаются нарушениями правил экологии, экономики и безопасности

Один день, проведенный в треугольном лесу, может прояснить причины возникновения очередного «очага недоверия», возникшего в нашем городе. Речь идет о проводимой в городских лесах санитарной рубке заражённых деревьев и о том, что делают и чего хотят общественные активисты, вмешиваясь в ход работ.
Большинством жителей города очистка леса от валежника и погибших деревьев была воспринята как сигнал о том, что в городе возрождается практика ухода за лесом. Окрашено это было чувством горечи от потерь, которые понесли хвойники вследствие варварских решений властей и многолетнего пренебрежения вопросами лесного здоровья, но также и удовлетворением, что леса наконец-то признаны и будут охраняться законом.
Потом в лес вошли люди с пилами, въехали трактора, за ними — лесовозы и мусоровозы. Трактора с азартом гоняли по территории леса, пробираясь в самые дальние уголки за лесным хламом — большим и малым. Проникали в такие места, куда люди за все время существования города не протоптали даже тропинки. Теперь там проезды с развороченным почвенным слоем, израненными стволами и корнями деревьев, вдавленным в землю кустарником. Ведь это так весело — подцепить и проволочь на скорости сквозь живой лес двадцатиметровый ствол с необрубленными ветвями, по пути сея зараженный вредителями древесный мусор. В разных местах появились лесопилки и при них склады со штабелями разделанных под промышленный шестиметровый стандарт бревен. К складам потянулись лесовозы, укатывая освободившиеся от растительности площадки до состояния, несовместимого с понятием «лес». Стволы живых деревьев «украсили» многочисленные следы повреждений — их десятки, а может, сотни. Уничтожены целые фрагменты аллеи орешника, ведущей в сторону городского парка через треугольный лес.
Проходящие по лесу жители стали прислушиваться к звукам работающих пил и приглядываться к маневрам техники – другого оповещения о проведении опасных работ в лесу не было: ни ограждения, ни перетянутых между стволами красно-белых лент. В лесу появились новые люди. Одни из них скромны и молчаливы, знай себе пилят, не зная, на какую фирму работают, – это простые рабочие. Другие агрессивны, не гнушаются мата и рукоприкладства, особенно не любят видео- и фототехнику – это руководители работ, прорабы и гендиректоры.
Некоторые жители не смогли остаться равнодушными к увиденному, особенно те, кто уже приложил немалые усилия к спасению жуковских лесов. Начался новый этап в их деятельности: изучение правил проведения лесных работ, вызовы полиции при сомнительных методах работы, обращения к администрации с требованием привести деятельность лесопильных организаций в соответствие с нормами.

«Весело-весело встретим Новый год»

Воскресный день 13 января стал рядовой иллюстрацией ко всей этой истории. Ничего нового: вдоль улицы Амет-хан Султана бригада рабочих валит деревья, вблизи подпиленных, но еще не упавших деревьев по тропинке ходят люди. Поодаль, в центре треугольного леса, — два грузовика с огромными контейнерами для мусора, подъехавшие к кучам древесных остатков. По тревожному сообщению собираются восемь человек от общественности, контролирующей работы в лесу. После видеосъемки нарушений (следует привычный мат и привычный удар по рукам и камере оператора) рабочие поперек тропинки протягивают ленту, оставляя подход с других сторон.
В ожидании полиции выясняются некоторые подробности.

Ускользающий смысл слов. Мы говорим на одном русском языке?

На этот раз прораб затрудняется назвать организацию, производящую работы. То ли СтройМакс, то ли Легион Плюс. В списке организаций, выигравших конкурсы на проведение работ в жуковских лесах, есть ООО «СК Легион-А». Поиск в интернете дает информацию о фирме с таким же названием, зарегистрированной в Ленинском районе Подмосковья. В качестве дополнительного вида деятельности указано: «Производство деревянных строительных конструкций, включая сборные деревянные строения, и столярных изделий» — вполне подходящая деятельность для организации, которая по контракту обязана утилизировать пораженные вредителями древесные материалы.
А вот слова одного из работников: «Круглый лес, что покрупнее, забирает население. Подходят, спрашивают, можно ли взять. Подгоняют транспорт и забирают». Чуть позже, после прихода участкового Дмитрия Александровича Кошкина, оказалось, что в этот день три машины «дров» были увезены частниками. Такой способ утилизации, безусловно, позволяет исполнителю работ сэкономить на покупке лимитов на размещение распиленных деревьев на полигоне ТБО, а жуку-короеду — завершить победное шествие по Подмосковью. А так объяснил один из работников присутствие в лесу КамАЗа с краснодарскими номерами: «На обочинах дорог много таких стоит. Попросим — подъезжают».
Между тем вопрос утилизации совсем не праздный. Именно утилизация – не продажа, не передача на реализацию — указана в требованиях заказчика (то есть УЖКХ администрации) в документации к аукциону на право проведения санитарной рубки. В этом есть свой резон: важно не допустить распространения вредителей от зараженной древесины. Но именно вопрос «куда везете?» оказывается самым сложным и для водителей лесовозов, и для прорабов. Некоторые везут на какую-то мифическую свалку «тут у вас, в Жуковском», некоторые — на недавно закрытый Сафоновский полигон ТБО. ОМВД отвечает на поданное общественниками заявление, что лес увозится в г. Раменское, там накапливается, а потом отвозится в «Кроношпан» г. Егорьевск. «Кроношпан» — это известный производитель ДСП и прочей продукции из низкосортной древесины и древесных отходов.
Что же страшного в том, что вырубленные деревья будут переработаны? Помимо нарушения условий контракта и правил проведения санитарных вырубок зараженных деревьев, есть и финансовый, околокоррупционный нюанс. При размещении заказа на выполнение работ на электронной площадке торгов заказчик, исходя из сметы, рассчитывает начальную стоимость контракта. Если в контракт заложена утилизация, то смета отразит стоимость размещения отходов на полигоне ТБО, то есть расходы исполнителя. Если предполагается продажа древесины для дальнейшей переработки, то в смете должны появиться не расходы, а доходы исполнителя. Исходя из этого, можно ожидать и различную начальную стоимость двух вариантов.
Примечательно, что начальник УЖКХ Сергей Евгеньевич Катушкин не видит в действиях исполнителя работ нарушения условий контракта, разница в понятиях «утилизация» и «реализация» для него неуловима. Но тогда кто-нибудь сможет сделать вывод, например, такой: налицо занижение стоимости контракта со стороны администрации (возможно, намеренное), повлекшее потери в городском бюджете, и противоправные действия исполнителя с целью получения дополнительных доходов и при попустительстве чиновников.

Новые тревоги защитников леса

Бывающие в треугольном лесу, наверное, обращали внимание на номера на стволах больных деревьев. Специалисты-лесопатологи ставили отметки на предварительно очищенном от коры пятне ствола, что соответствует правилам клеймления предназначенных для вырубки деревьев.
13 января активисты, зная о жалобах горожан на спиливание здоровых деревьев, решили убедиться, что происходит только разрешенная валка. Однако, в бригаде рабочих перечетной ведомости (списка с номерами деревьев для рубки) не оказалось. «Мы лес любим, какие видим сухие – те рубим», — объяснил прораб. Действительно, рядом лежали только сухие ели. Но кто-то обратил внимание, что номера нарисованы краской без стесывания коры, — так помечались деревья там, где сейчас строится дорога.
На фоне тотального недоверия к администрации у людей возникли вопросы: могли ли специалисты оставить такие «непрофессиональные следы» и было ли проведено лесопатологическое исследование в полной мере? Ответ еще предстоит получить. Но есть и другая причина для тревоги. В городских лесах еще до работы лесопатологов стояли деревья с номерами. Часть из них были помечены в связи с «зачисткой» леса под дорогу, но по каким-то причинам уцелели, другие были обозначены защитниками леса по кромке просеки, когда надо было отслеживать лесоповальную деятельность Мосавтодора. Как поступят рабочие с деревом, на котором обнаружат такой номер, не имея привычки сверяться с перечетной ведомостью?

Надзор по вызову

ЖВ осветили лишь часть проблем, которые заботят городских экологов в лесу. Основной их заслугой можно считать то, что в лес стал наведываться «надзор». Появление 13 января участкового заставляет мусоровозы порожняком уехать из леса, а бригаду лесорубов прекратить работы (выходит, доводы в пользу их присутствия не убедительны?). Звонок заместителя главы Тамары Васильевны Виноградовой неделей раньше разворачивает лесовозы. Даже Сергей Катушкин, похоже, признал, что мало заключить договор на санитарную рубку, нужно обеспечить надзор за ее качеством и соответствием контракту – в лесу стали появляться его специалисты. Правда, «надзор» срабатывает только по звонку, а критериев качества работ по санитарной рубке деревьев в горадминистрации никто не знает. Поэтому общественности пока нельзя уходить из леса.

1 января 2013 – срок разработки лесохозяйственного регламента

В заключение следует добавить, что с того момента, как леса на территории г.о. Жуковский вновь обнаружились и были частично закадастрированы, начинают действовать разного рода ограничения. Одно из них такое: «с 1 января 2009 года единственной возможной основой для охраны, защиты, использования и воспроизводства лесов являются лесохозяйственные регламенты».
Но история принуждения городской администрации к разработке лесохозяйственного регламента длинна и на данный момент не окончена. До 1 января 2013 г. по решению городского суда чиновники обязаны были разработать этот документ в числе прочих мероприятий по лесоустройству. Однако, на сегодня даже подготовительные работы выполнены не в полном объеме — не оформлены кадастровые паспорта для нескольких лесных участков.
В очередной раз «некоторые особенности» городской власти стали причиной коллизии: бездействие продолжит умирание леса, любые действия в лесу не могут считаться законными. Эта ситуация хороша лишь тем, что любой путь, который выберут чиновники, наказуем, и в эту ловушку они загнали себя сами.

Публикация 14.01.12. «Жуковские Вести»

http://www.zhukvesti.ru/articles/detail/32524/

Текст: Татьяна Конакова

____________________________________________________________________________________________

Отчёт о  проверке — обходе городских лесов, проведенной защитниками леса 13.01.12.
1 В Цаговском лесу, недалеко от лагеря гражданского контроля № 1, обнаружено большое количество стволов, распиленных по 6 м, а не по 2,5, как это положено в соответствии с Документацией по муниципальным контрактам УЖКХ.
2. В Цаговском лесу, вдоль грунтовой дороги, ведущей к бывшему Кинотеку, обнаружены непосредственно на здоровых деревьях свежие надписи жёлтой краской «газ», при этом кора деревьев глубоко срезана.
3. В Цаговском лесу, вдоль забора ЦАГИ, крышки канализационных люков не прилегают и на всей территории от Кинотека к забору ЦАГИ стоит неприятный запах, не закрытые должным образом люки представляют опастность для гуляющих в лесу жителей.
По всем вопросам будут написаны соответствующие заявления.


Комментарии: