Борьба с коррупцией по-жуковски

Борьба с коррупцией по-жуковски

История о том, как бюджетные средства мигрируют по родственным карманам

 

Город Жуковский всегда жил по девизу: «Пчелы против меда». Экологи из администрации выступали за вырубку деревьев, прокурор, в интересах жителей, снял с цаговского леса статус ООПТ, народные избранники утвердили вырубку реликтового леса, обозвав его «кустарниковой растительностью», избиркомы, призванные обеспечивать честные выборы, на протяжении многих лет фальсифицировали результаты в угоду вертикали власти, а градостроительная политика вступала в противоречие с целесообразным и эффективным развитием города. Такая же ситуация сложилась и с популярной темой борьбы с коррупцией, которая стараниями местных чиновников превратилась в самую наглядную иллюстрацию данного парадокса.

коты.jpg

Борьба с коррупцией декларировалась давно, правда, с переменным успехом, однако официальные формы приняла только в 2010 году: в администрации появилась Комиссия по урегулированию конфликта интересов. В положении о данной комиссии дается исчерпывающее объяснение понятию «конфликт интересов»: ситуация, при которой личная заинтересованность муниципального служащего влияет или может повлиять на объективное исполнение должностных обязанностей и может возникнуть противоречие между личной заинтересованностью и законными интересами общества. Первый состав комиссии наглядно иллюстрирует данный постулат с точностью до наоборот. И председатель Станислав Сукнов, чья подпись стоит под многими постановлениями, нарушающими законные интересы, вряд ли делал это из любви к искусству, а не в результате личной заинтересованности. И Евгений Кий, который в 2009 году два дня «корректировал» результаты голосования на выборах главы города, а в 2010 г., за несколько месяцев до включения в комиссию по урегулированию конфликта интересов, выставил на аукцион заявку на покупку седана бизнес-класса за 1 млн 400 тысяч рублей якобы для нужд спасательного отряда.

В мае 2011 г. выпускается Постановление главы города о внесении изменений в состав комиссии по урегулированию конфликта интересов, согласно которому в состав комиссии вводится еще один специалист по разделению личного кармана с государственным — председатель комитета по управлению имуществом Владимир Седунов. Привлечение Седунова к разрешению конфликтов интересов было очень удачно — как раз во время расследования уголовного дела по факту перехода кусочка городского парка в собственность жены председателя КУИ. Да и Евгений Кий не дремал, боролся с личными интересами в поте лица, например, продал спасательному отряду по весьма выгодной для себя цене собственный внедорожник, никто так и не смог объяснить контрольно-счетной палате целесообразность подобной бюджетной траты. Так дружно и слаженно комиссия проработала до отставки главы города Александра Бобовникова в 2013 году. Вслед за ним из администрации ушли шесть из двенадцати членов Комиссии по урегулированию конфликта интересов, правда, в данном случае их уход был обусловлен скорее конфликтом интересов во власти, чем торжеством справедливости.

Следующие два года вопрос конфликта интересов, по-видимому, в администрации не вставал. Вопрос назрел лишь в октябре 2015 года, по странному стечению обстоятельств произошло это через неделю после начала наших публикаций по госзакупкам в Жуковском. Состав Комиссии под председательством Юрия Прохорова пестрит героями наших расследований: Наринэ Вартанова, Павел Соболев, Леонид Тарасов. Как сказано в Положении о работе комиссии, муниципальный служащий подает заявление с описанием признаков личной заинтересованности, которые приводят или могут привести к конфликту интересов. Достаточно представить, как, например, член комиссии Леонид Тарасов подает заявление с описанием схемы заправки автотранспорта бюджетных учреждений компаниями, в которых он является учредителем, а его сын — генеральным директором, чтобы осознать всю абсурдность  борьбы с коррупцией в стенах Белого дома. Или другой член Комиссии — Павел Соболев подает заявку об участии в работах по благоустройству фирмы своих родственников, при том, что сам эти работы от администрации и принимает. Возможно, на том же заседании рассматривали и заявку госпожи Вартановой о пошиве штор для ДК фирмой ее дочери. Члены комиссии, куда, помимо интересантов, входят и другие заместители руководителя администрации Тамара Виноградова, Наталия Гриднева и Алла Дунаевич, начальник правового управления Наталия Казанова, начальник отдела кадров Марина Веневцева и начальник отдела социального развития Марина Казакова, поддержали своих коллег в их стремлении «только я за бутерброд, думаю, а как народ?» При этом председатель комиссии Юрий Прохоров, согласно Положению, должен уведомить нанимателя о рассмотрении  вопроса конфликта интересов. Таким образом, Юрий Прохоров, уведомив самого себя, посчитал, что все чинно и спокойно в его епархии. Однако оптимизма Комиссии по урегулированию конфликта интересов не разделила прокуратура, в связи с чем сначала из администрации пришлось уйти Наринэ Вартановой, а потом и Павлу Соболеву.

Надо сказать, администрация оперативно отреагировала, и в декабре из состава комиссии вывели неудачливых предпринимателей. Однако Леонид Тарасов по-прежнему разрешает в том числе и свои конфликты интересов, оставаясь полноправным членом комиссии, а его непосредственный руководитель Юрий Прохоров все также с буддийским спокойствием принимает заявления, не усматривая никаких нарушений.

Таким образом, вся история существования комиссии по урегулированию конфликта интересов превратилась в летопись коррупционных скандалов, когда отдельные члены комиссии по борьбе с коррупцией становятся главными героями этих неприглядных историй. А пришедшие на их место «новички» доказывают лишь одно — до этого были еще цветочки. И бесполезно гадать, что причина, а что последствия: то ли на борьбу с коррупцией отбирают тех,  кто знает вопрос не понаслышке, а, что называется, изнутри, то ли сам принцип работы комиссии делает из чиновников интересантов освоения бюджетных средств. Очевидно одно: руководитель администрации и председатель комиссии Юрий Прохоров должен разобраться с ситуацией, когда его заместители с завидной периодичностью путают личный карман с государственным, и сами же это себе согласовывают. Потому как некрасиво подозревать, когда вполне уверен.

соболь.png
Любовь Соболь
юрист «Фонда борьбы с коррупцией»

Сегодня аукционы в основном выигрывают компании, которые договариваются с чиновниками. Очень редко уже происходит ситуация, при которой выигрывают фирмы, которые записаны на самого чиновника или его родственников, от такой практики из-за повышенного общественного интереса пытаются уходить. Это уже устаревшая схема, которая повсеместно использовалась лет пять назад. Московские чиновники, расходующие бюджет по тендерам на несколько миллиардов рублей, придумывают более интересные схемы, за пределами мегаполисов еще работают «по старинке». Конечно, в сложившейся ситуации должны разбираться правоохранительные органы, потому что при таком составе Комиссии по урегулированию конфликта интересов, совершенно понятно, что самостоятельно городская администрация с этим разбираться не желает. Ситуация с госзакупками в Жуковском — очевидный конфликт интересов. Это вопрос для антимонопольной службы, но, как правило, они не очень любят работать по теме конфликта интересов. С другой стороны,  существует статья Уголовного кодекса «злоупотребление должностными полномочиями», когда чиновник использует свое служебное положение для извлечения прибыли или в своих корыстных интересах. Это работа правоохранительных органов, не только прокуратуры, но и МВД и Следственного комитета. Этих чиновников, как минимум, должны вызвать для дачи объяснений. Будет ли возбуждено уголовное дело или нет, — трудно загадывать. Однако общество должно требовать расследования, иначе ситуация, когда чиновники ничего не боятся и так достаточно нагло действуют, не изменится, а будет только усугубляться.

журавлев.png

Сергей Журавлев
президент МООО «Антикоррупционный комитет»


Комментарии: